Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Илья Низаев рассказывает о своем покорении Эльбруса.

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Вот идет пожилая женщина с дряблыми руками и тростью в помощь ногам. А вот иду я – молодой, довольный и в голубых мокасинах. А в чем собственно разница?

Случилось это неожиданно, что уже дало немало шансов на веселье и успех. Меня всегда привлекает то, что сопровождается непредсказуемостью, это прибавляет ко всему адреналина. Так и в этот раз походный тур на Эльбрус был заказан через 4 дня после того, как я узнал что такой вообще существует.

Почему именно Эльбрус, спросите вы? Ну вы же не спросите. А я все равно отвечу. Наша жизнь измеряется плотностью, количеством и качеством входящих в нее событий. А где событий больше, на самой высокой горе Европы или в Турции?

Тогда возникает резонный вопрос, почему именно горы, а не рафтинг или дайвинг? Тут вперед выступила давняя наивная детская мечта – потрогать руками облака. Когда я был юн и светел, летая на самолете, мне всегда хотелось дотронуться до облаков, прыгнуть в них, попробовать на вкус. Эльбрус в этом плане удовлетворял всем требованиям.

Так вот, приятные сборы, подготовка, романтика отьезда, все дела. Затем аэропорт, Оскар Уайльд, вкусная ветчина в самолете, Москва, Макдак, Кисловодск, УАЗик, выезд к подножью Эльбруса, 2000 метров над уровнем моря, первый лагерь. Набралось нас 5 человек, это наша группа, подконтрольная одному гиду. В лагере же мы успели приметить немцев и испанцев.

Первым делом после размещения было принято решение осмотреть окрестности, кои представляли из себя горы, перевалы, минеральные источники, водопады и прочая неземная кавказская красота, которая находится на территории Кабардино-Балкарии. Ходили много, долго и упорно, запинаясь через каждые 50 метров, потому что под ноги смотреть не было абсолютно никакого желания.

Отдельную книгу я бы посвятил УАЗику, на котором мы ехали до лагеря. Взбирался он на ТАКИЕ препятствия, что мы все кубарем катались по салону, боковые окна были в 20 см от земли, а дефендеры и гелендвагены сосали… чупа-чупсы и просили титю. Та полосочка, что посередине горы – наша дорога:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

А вот и сам король гор, император степей, гиена эргономичности:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Так вот, окрестности. Я далеко не домосед, бывал не раз на красивой природе и видел ее чудеса, но тут их концентрация просто зашкаливает за разумные пределы, в голове фейерверк и праздники. Фотографировать я особо не успевал и иногда забывал про фотоаппарат вовсе, но все же пару сотен двухмерных картинок запечатлеть успел:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Вот та самая вода из зеленых бутылок. Нарзан:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Множество водопадов

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Ваш непокорный под одним из них:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

По слухам, домик президента Кабардино-Балкарии.

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Ходили много, вернулись под вечер:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

А вот и сам Эльбрус, наша цель.

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Сразу после этой прогулки от группы отсеялось 2 человека. Да, прошли мы немало, у них был кашель, одышка и прочие обыкновения здорового пышущего организма, но это, по сравнению с тем, что было дальше – легкая прогулка по парку за ручку с папой, поэтому они поступили правильно.

Далее шла ночевка. Я люблю ворочаться во сне и сплю очень чутко, поэтому спальный мешок, деревянная кровать без матраса и холодный ночной воздух в совокупности с храпящими (в лучшем случае) соседями доставили мне незабываемое удовольствие от сна. Выспался я так, что встал самый первый.

На второй день планировалась акклиматизация на 3800 метрах, там располагался второй, штурмовой лагерь. Так же этот день назывался заброской, потому что планировалось забросить в штурмовой лагерь максимум личных вещей. Так мы и поступили. Завтрак, сборы, выход. По пути опять неземные виды, чистейший воздух, горные реки и выспавшиеся соседи.

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Ваш непокорный на фоне Эльбруса. Простите, забыл подставить под него ладошку.

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Далее еще пару часов вверх и оттуда предстал вот такой вид:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Забросили вещи, спустились вниз, устал, спалось уже легче. На следующий день нам предстоял этот же маршрут, уже с ночевкой в штурмовом лагере. Как ни странно, забрались мы туда намного быстрее и легче, чем в первый раз. Дальше план был такой: ночуем на 3800 (штурмовой лагерь), на следующий день акклиматизационный выход до скал Ленца на 4600.

В общем, поселились в штурмовом лагере, компаньонами моих спутников по порче сна мне на этот раз были немцы. 7 человек. 7! Чтобы не сойти с ума, ко сну я начал относиться с иронией. Вот наши горные бараки:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Спалось опять с трудом, плюс ко всему воздух был холоднее и дышать через небольшое отверстие спальника становилось все дискомфортней. Поэтому дремал. Дремал под немецко-русский духовой оркестр. Никогда еще в мире наши и немцы не спевались гармоничней, чем в эту ночь.

«Проснулся», холод, оделся, позавтракал, начал собираться на акклиматизационный выход. К слову сказать, кормили нас там отменно: утром каши, в обед первое-второе, вечером так же + сухие пайки и компотики (что, кстати, не мешало мне после похода раз в 10 шагов подтягивать джинсы). Итак, штурм скал Ленца. Схема такая: выход на 4600 и спуск обратно. «Всего ничего»,- подумал я, 800 метров мне показались уж слишком коротким расстоянием и я радостно пошел собираться на выход:

«Хип-хоп, тру стайл всегда со мной,
С пеленок жарю телок, микрофон – отец родной.
Чистый стиль тигра, взметнув к небесам,
О, рэп, я жизнь тебе отдам,
И стая черных ворон не помешает мне,
Фейков жалких скинув вниз, косяк забить на высоте»:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Термобелье, штаны, очки, ветровка, страховка, ботинки, кошки. Отчаливаем вверх. Вначале все было в порядке, шли равномерно, без перебоев. Так прошли часа 3 и тут организм начал чувствовать высоту, после каждого шага хотелось отдохнуть, а впереди еще час ходьбы.

«Ничего страшного»,- подумал я и пошел дальше, уже с напряжением. Остановка, отдых. Тут-то я и почувствовал все то, о чем предупреждали. Вдруг закружилась голова, а сверху на мозг положили несколько мешков картошки + боль в пальцах и ладышках. То, что я перетянул ботинки, понял только после спуска. Я занимался многими видами спорта и чувство истощения организма мне было знакомо, поэтому взяв себя в руки, пошел дальше. До скал Ленца я все-таки дошел.

По приходу в лагерь планировался обед, но сразу после спуска все недуги усилились и к ним добавилась тошнота, поэтому выпив воды, я пошел спать. Проснулся с тяжестью в голове, но уже без головокружения и тошноты, что уже радовало. Этот каприз организма я списал не переутомление. Физические нагрузки плюс недосыпание, на мой взгляд, должны были дать именно такой эффект. Как потом выяснилось, я ошибался.

Далее шли сутки отдыха и выход в ночь до вершины Эльбруса. Сутки отдыха я провел за чтением книг, выпрошенных у гидов, и балансировкой камней (весьма занятное дельце, кстати), поэтому хвастаюсь произведением своего терпения:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Ложась спать в тот день, я испытывал небольшой мандраж. Ведь то, ради чего я сюда приехал, начнется через несколько часов. Уснул не сразу, но спал хорошо. Наше начало подьема было назначено на 2 часа ночи, подьем немцев – на час. Но так как немцы проснулись в 12, я встал вместе с ними. Затем шел плотный завтрак и сбор.

В голове, на протяжении всей подготовки, в голове крутились строки из песни Смоки Мо – «И я хочу, чтоб этот день был на пределе, как ребенок забытый один в конфетном отделе», этим я подгонял себя, это создавало кураж.

И вот, поколение П, время Т, час Икс, мы у подножья, собранные и готовые. Двинули вверх. Шли в связке 3 человека и гид. Страховка проходила через каждого из нас, на случай, если кто-то упадет в трещину, то остальные должны были крепко вцепиться кошками в снег, чтобы упавший не потянул остальных и не разбился сам.

К слову, заглянув в одну из трещин с фонариком, дна ее я не увидел. К своему несчастью, сразу же после начала подьема я заметил колею от спасательных саней, значит кого-то недавно спускали МЧСовцы. Силком не дал этой мысли развиваться дальше.

Далее по пути встретили группу испанцев, которые вышли незадолго до нас, но шли нам навстречу. У одного из них началась рвота и вся группа развернулась. Вдобавок ко всему, первый час ходьбы нас сопровождал треск льда под ногами, и я решил как можно сильнее сосредоточиться на шагах.

До злаполучных скал Ленца (4600 м) в этот раз я дошел без проблем, но устал и вспотел. После них шел еще один участок крутого подьема, и нам предстоял долгожданный отдых в маленькой перекосившейся железной каморке, непонятно как сюда попавшей.

К тому времени холод уже ощущался достаточно сильно, плюс ко всему начал дуть сильный ветер. Сел в каморку, достал чай и чуть не потерял сознание. Все те недуги, которые я перенес днем раньше, пришли снова. Только к жуткой головной боли, головокружению и тошноте прибавилась дрожь от холода.

Верхнего термобелья у меня не было, и остановившееся вспотевшее тело тут же начало замерзать. Мне очень захотелось остаться в этой каморке и дождаться помощи, но этот вариант не представлялся возможным по двум причинам. Помощь подоспела бы не раньше, чем через 4 часа, а к этому времени в этой дырявой, полной снега каморке я бы просто замерз.

Да и если бы рядом был вертолет, который доставил меня вниз, я бы все равно не стал им пользоваться, потому что понимал, что это просто боязливые эмоции. Единственный выход, который я нашел на тот момент – это перестать разговаривать. Во-первых, снижались рвотные позывы, во-вторых, снижался шанс проболтаться гиду о своем состоянии. Я пошел дальше. О том, что впереди еще 4 часа ходьбы вверх и 5 часов вниз я старался не думать. К тому же, в пути все недуги претуплялись – организм сосредотачивался на ходьбе.

И вообще, поймал себя на мысли, что мне не было разницы, как я пойду обратно и с какими последствиями вернусь вниз. Туберкулез и менингит казались чем-то мелким и несерьезным по сравнению с покорением вершины. К слову, и в жизни, и в бизнесе я руководствуюсь этим принципом, средства – это что-то второстепенное, плавающее, восполняющееся и сильно зависящее от эмоций, в отличие от цели.

Чем выше мы поднимались, тем более сильно чувствовалась высота. «Обоснуй!» – требовало тело у мозга. Но мозг в этот момент был растерян и подавлен. Ко всем аклиматизационным проблемам добавилась проблема нехватки кислорода. Идти становилось труднее и даже после операции по расстегиванию и застегиванию куртки требовался отдых, а шагать без перерыва уже не представлялось возможным.

Тогда я избрал для себя следующую тактику: 50 шагов – остановка – 30 вдохов-выдохов – 50 шагов. Сердце стучало сначала в ритме рэперских битов, потом перешло на драм’н’басс, передавая пульсацию в вески. Так я прошел еще 3-4 часа и вышел к финальному участку – куполу Эльбруса.

К тому моменту трещины перестали появляться на нашем пути и мы шли без страховки, что позволяло отставать от группы, давая себе время на передышку. К куполу мы вышли все вместе с разницей в 20 минут. До вершины полтора часа хотьбы. Но начался сильный порывыстый ветер и гид начал сомневаться в безопасности восхождения.

В итоге было решено идти, и я, понимая, что есть риск не дойти до вершины, начал вкладывать все оставшиеся силы в каждый шаг. Но в отличие от остальной группы, которая шла траверсом (то есть шла не тупо вверх, а зигзагом с плавным набором высоты), я пошел тупо вверх. В итоге, через час подьема мы с гидом значительно оторвались от остальной группы.

Самая обидная гораная иллюзия – это иллюзия близости. Ты визуально понимаешь, что идти до определенной точки совсем недолго, а на деле выходит, что сколько бы ты ни шел, точка и не думает приближаться. Поэтому я уткнулся взглядом в ноги и так шел очень долго, стараясь не поднимать головы, чтобы не расстраивать себя и не падать духом.

Остановившись однажды на отдых, я посмотрел на вершину, которая была уже не так далеко и меня разобрал сильный смех. Я смеялся потому все ради чего я старался, волновался, ходил в ледяной туалет, терпел храп, было у меня перед глазами. Но когда до вершины оставалось совсем чуть-чуть, гид остановил меня и потребовал развернуться. Погода не позволяла идти дальше.

«Но ведь вот вершина»,- смеялся я, а в ответ слышал, что до нее еще полчаса ходьбы, а ветер усиливается. Мне это казалось абсурдом, и я попросил гида не тратить на меня время, а идти разворачивать остальную группу, пока я отдыхаю. Гид начал спускаться, а я, как собака, облокотил половину веса на руки, держась за палки и рванул изо всех сил вперед.

Он что-то кричал, я что-то ответил, но сознанием был уже наверху. Я четко осознал, что в тот момент находился у края своих физических возможностей, а потом еще долго эти края раздвигал, добираясь до самой вершины. После получаса пыток и пыхтений я вышел на плоскость. Плоскость. Мое любимое слово с тех пор. Я Поднялся!

Сил не было, но я прекрасно все осознавал и пошел к краю, чтобы сделать последнее кульминационное фото. Для того, чтобы дойти до края требовалось немного пройтись по камням. Кошки я бы и так не снял, поэтому пошел в них. Пройдя немного, сильнейший порыв ветра все-таки сбил меня с ног и я рухнул на камни. Пока лежал, подумал, что это достойная цена за противостояние приказам гида 🙂 Фотку, кстати, я все-таки сделал:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

Ну и общий план с самой высокой в Европе точки Земли:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

На спуск мы потратили 5 часов, в общей сложности уложившись в 14 часов ходьбы. Спуск был тоже трудным и группу я догнал только под самый конец, но мне было уже плевать.

Изнеможденное состояние, усталость, головная боль и мозоли на ногах не означали ровным счетом ничего в тот момент. На обратном пути в базовый лагерь мы зашли на так называемые «грибы», камни нелогичной формы, образовавшиеся вследствие выветривания более сыпучих пород. В тот момент, когда это место посетили мы, был сильный туман, от этого создавалось впечатление полной фантастики. Никто бы не определил бы в точности планету, на которой он находится:

Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе
Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе
Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе
Как я поднялся на самую высокую вершину в Европе

В Кабардино-Балкарии замечательная природа, прекрасная горная местность, там сосредоточено много чудес Земли, но главный обьект наблюдения – ты сам. В физическом и моральном плане – это было самое сложное, что мне доводилось испытывать, и я был рад, что испытание это я прошел.

Сейчас я чувствую, что после подьема качественно изменился. По сравнению с Эльбрусом, все нынешние городские проблемы кажутся жалкой мелочью, а моя воля может накрыть любые другие вершины, ведь выше уже нет 🙂 То же касается и моего физического развития, кажется, что пределов ему не существует.

Кстати, о детской мечте. Облака я все-таки потрогал и даже попробовал на вкус – обычный холодный воздух 🙂 Но напротив еще одной мечты стоит галочка и пора уже придумывать новые.
Как я уже говорил, наш возраст и жизнь измеряется не часами и годами, а количеством событий на единицу времени. И неважно, хорошие это события или плохие, в уме они происходят или наяву – это и есть Жизнь – то, что между рождением и смертью. И главное, этот момент не упустить.

Так живите, или иначе в чем отличие вашей молодости от дряхлого костыля старой бабушки?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *