Не ешьте халву на голодный желудок

Это отрывок из книги про двух товарищей которые решили обойти о. Байкал пешком, полностью книгу ищите в интернете, называется она «Вокруг Байкала за 73 дня».

Усть Баргузин — небольшой городишко, а может это посёлок — я точно не знаю классификацию этого населенного пункта, пусть будет город. Городской транспорт — личные велосипеды. У кого велика нет, ходят пешком. И если нужно срочно куда то добраться — беги. Это пролог.

В Усть Баргузине в магазинах работают добрые продавцы. И таким оборванцам, как мы, они способны продать ни только пшенную крупу, конфеты и пряники, но и три килограмма халвы — дефицит и деликатес образца 1992 года. Это предисловие.
В Усть Баргузине, не смотря на сложность жизни и малую вероятность получения хорошей работы, встречаются юные замужние пары. Это интрига.

Это отрывок из книги про двух товарищей которые решили обойти о. Байкал пешком, полностью книгу ищите в интернете, называется она «Вокруг Байкала за 73 дня».

Усть Баргузин — небольшой городишко, а может это посёлок — я точно не знаю классификацию этого населенного пункта, пусть будет город. Городской транспорт — личные велосипеды. У кого велика нет, ходят пешком. И если нужно срочно куда то добраться — беги. Это пролог.

В Усть Баргузине в магазинах работают добрые продавцы. И таким оборванцам, как мы, они способны продать ни только пшенную крупу, конфеты и пряники, но и три килограмма халвы — дефицит и деликатес образца 1992 года. Это предисловие.
В Усть Баргузине, не смотря на сложность жизни и малую вероятность получения хорошей работы, встречаются юные замужние пары. Это интрига.

Источник.

Сожрав в два приема все три килограмма халвы (соскучились по сладенькому), запив всё это сладким чаем с печенье и конфетами и придавив, для верности, кашей и консервированной рыбой, мы оказались в самом центре города. Мы шли с переговорного пункта. Вечерело. Прекрасная погода и настроение. Чистый воздух и милые лица, спешащих по домам, прохожих. Летом, в такие тихие вечера, хочется верить, что жизнь прекрасна, но нам вдруг сильно захотелось… в туалет, освободиться от съеденного. Точнее (вначале) захотелось (и очень резко) мне. И происходит всё это у горсовета. На центральной площади. А до гостиницы бежать далеко и бесполезно. А кругом люди и это тебе не тайга, где под каждым ей кустом был готов… Короче, что делать?!

За магазином, слева от горкома (или поселкового совета — не важно) стоит нужное дощатое здание, построенное во времена строительства административного сооружения (иного не дано). Задняя стена здания отсутствует полностью, но стоящий в двух метрах забор жилого дома, как то прикрывает это отсутствие. (Во дворе за забором слышны голоса). Стены и дверь белого домика имеют столько щелей, что изнутри полное ощущение того, что тебя просто накрыли сетью. Но мы то знаем, что на улице светлее, чем внутри, а это значит, что с улицы ничего не видно. Да и времени стесняться уже просто не было. Я заскочил в домик, закрылся и как дал пушечный залп в сторону забора. За забором заглохли, а проходящие по дорожки женщины ахнули. Да, эта чертова дорожка проходила в аккурат у самого туалета и почему то была самой людной. Но остановиться я не мог. В щель я видел, как разбегаются люди, а Вова, перегнувшись у парапета, ржёт, держась за живот.

После первого и второго залпа, распугавшего всех, наступило минутное затишье. И в это время на дорожке появились молодая девушка и юный лейтенант. Видимо, он несколько дней назад закончил училище (погоны были совершенно новые и ещё золотые), а она — школу (очень молода, свежа, воздушна). Они держались за ручку и нежно смотрели друг другу в глаза. О чём то тихо говорили, и по всему было видно, что они только только поженились и ещё не знали всей мерзости мирской жизни. Их обручальные кольца сверкали, как и наивные глаза. Счастье и любовь окружали эти милые создания, но продвигались они в мою сторону. Вова уже просто катался по траве, предвкушая, как сейчас эти ангелочки нарвутся на то, что они ещё наверняка стесняются делать в одной квартире. Им оставалось не больше метра, и они бы проскочили, но я не мог их отпустить.

Я в№ебал так, что сам чуть со смеха не рухнул на пол. Парень и девушка остолбенели. Хлопали глазами и ещё ничего не понимали. (Что это было?) Что что? — вот что! И тут я выдал такую трель с привыванием и больше не мог сдерживать смех. Вова лежал в траве готовый. Он просто выл и ползал по алее. Уж если он всё слышал за двадцать метров до меня, то эти ребята просто были накрыты. Лица их изменились, в них появилась жестокость жизни, руки разомкнулись и их ветром сдуло. Через пять минут, весь в слезах от натуги и смеха, я вылазил из сортира, а Вова, совершенно ослабший, сидел на траве, опершись спиной о парапет и беззвучно дергался, держась за живот. Свежие прохожие не понимали, что нас так рассмешило. Но тут пробило Вову…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *